Русский булат (часть 4)

   В НАЧАЛЕ ПУТИ

 

   Аносов начал со сбора и изучения всех тех сведений, что были известны к тому времени о булатах. Он завел переписку с коллекционерами булатного оружия, в том числе, с представителями киргизской знати. Многие знатоки-любители присылали ему клинки для осмотра и изучения, сопровождая посылки своими комментариями. Например, оренбургский генерал-губернатор Перовский прислал клинок из старинного индийского вуца, узоры на котором образовывали как бы переплетающиеся крупные гроздья винограда. По мнению губернатора, этому клинку было не менее двух-трех тысяч лет.

  

 

   Вскоре Аносов научился с первого взгляда отличать настоящий булат от сфальсифицированного, на котором узоры наводились травлением или рисунком. Полученные данные исследователь заносил в особую таблицу, давая каждому виду булата точную характеристику. Лучшие булаты имели сложные, переплетающиеся светлые рисунки на темном, иссиня-черном грунте. При наклонном падении солнечных лучей такие клинки давали явственно золотистый отлив.

 

 

   Аносов не сомневался, что между этими узорами и внутренним строением металла существует неразрывная органическая связь. Но в чем она?

 

 

   Многие выдающиеся европейские умы пытались проникнуть в тайну булата: тот же Фарадей в Англии, Бертье и Бреан во Франции, Карстен и Ринман в Швеции, специалисты из немецкого города Золингена, изготовлявшие знаменитую на весь мир оружейную сталь... Каждый из них высказывал собственные, порой весьма оригинальные догадки, но все они попрежнему были весьма далеки от истины.

 

 

ПОЛЕЗНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ

 

   Приступая к своим практическим опытам, Аносов все же решил повторить путь предшественников.

 

 

   Быть может, они упустили какие- то важные нюансы?

 

 

   Он сплавлял с железом различные добавки, варьируя их содержание. Испробовал магний, кальций, марганец, хром, серебро, платину, золото...

 

 

   Результаты опытов записывал в особый журнал. Золото, например, делало сталь мягче обыкновенной, но придавало изделию не искомые узоры, а лишь желтоватый отлив.

 

 

   Затем Аносов провел серию опытов, изучая влияние флюсов, применяемых при традиционной выплавке стали. Узоры начали проявляться, но их качество оставляло желать лучшего.

 

 

   Продолжительная серия опытов, от которых он и не ждал окончательного успеха, все же не была напрасной.

 

 

   Она позволила сделать важный вывод: если прибавление посторонних металлов имеет видимое влияние на сталь, то свойство ее должно зависеть и от качества самого железа, в котором всегда остаются посторонние примеси...

 

 

   То есть, для опытов следовало брать как можно более чистое железо. Этот вывод был первым шагом к победе.

 

 

   Еще после окончания Горного корпуса, Аносов, как и прочие выпускники, получил из казны 500 рублей «на обзаведение» - деньги по тем временам немалые. К тому моменту юноша остался круглым сиротой, и на счету была каждая копейка. Тем не менее, существенную часть полученной суммы он потратил на приобретение хорошего микроскопа. И вот сейчас эта покупка очень даже пригодилась.

 

 

   Фактически Аносов стал первым в мире металлургом, который догадался применить микроскоп для изучения микроструктуры обрабатываемого металла. Сначала он изучил под увеличением поверхность отшлифованной до зеркального блеска стальной пластинки, но ничего особенного не увидел.

 

 

   А что, если протравить эту поверхность кислотой, лимонным соком или пивным уксусом?

 

 

   Картина под микроскопом той же пластинки после ее обработки реактивами разительно изменилась.

 

 

   То, что исследователь увидел, потрясло его.

 

 

   Это были «узоры, подобные по расположению булатным». Искомый рисунок существовал, но на уровне микроструктуры.

 

 

   Как же добиться того, чтобы эти узоры стали видны невооруженным глазом?!

 

Рекомендуем посмотреть: